Понедельник, 20.11.2017
Мой сайт
Форма входа
СЕМЕЙСТВО ГАМАМЕЛИСОВЫЕ (HAMAMELIDACEAE)
Наше знакомство с порядком гамамелисовых мы начнем с семейства гамамелисовых, занимающего в нем ключевое положение. Это древнее семейство, временем наибольшего расцвета которого был третичный период. Как показывают данные палеоботаники, в третичном периоде гамамелисовые были распространены гораздо шире и в растительном покрове играли значительно большую роль, чем в настоящее время. Но все же до наших дней дошло около 28 родов, хотя число видов современных гамамелисовых едва ли превышает 100. Такая диспропорция между числом, родов и видов свидетельствует о реликтовом характере семейства. Этот реликтовый характер семейства еще больше подчеркивается крайне неравномерным распределением видов между родами: приблизительно половина всех родов монотипна, т. е. представлена лишь одним видом. При этом некоторые роды или группы родов очень обособлены, и поэтому семейство подразделяется на шесть подсемейств. Шесть подсемейств для такого небольшого семейства это очень много.
О древности семейства и былом очень широком его географическом распространении говорит также сильно разорванный современный его ареал (карта 12). Наибольшее число родов и видов сосредоточено в Азии, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии. Пять родов встречается в Северной и Центральной Америке, 2 рода в Африке и на Мадагаскаре и 2 рода в Северо-Восточной Австралии. В Азии дальше всех на запад идет род ликвидамбар (Liquidambar), один из видов которого произрастает в юго-западной части Малой Азии и на прилегающих островах. В Европе, в северной части Азиатского континента, на полуострове Индостан, на острове Шри-Ланка, на островах Тихого океана, в Новой Зеландии и в Южной Америке гамамелисовые отсутствуют.
Гамамелисовые часто принимают заметное участие в лесной растительности, особенно во влажных горных лесах, встречаясь главным образом во втором ярусе или в подлеске. Однако некоторые из них входят в состав первого яруса и даже иногда являются доминантами, особенно ликвидамбар и алтингия (Altingia). Знаменитая расамала, или алтингия высокая (A. excelsa), заслужила славу «короля горных лесов» Суматры и Явы, в которых занимает господствующее положение.
По внешнему виду гамамелисовые очень разнообразны. Это деревья или чаще кустарники, высота которых колеблется от 1 м и меньше у североамериканской фотергиллы Гардена (Fothergilla gardenii) до 45—50 м и больше (около 60 м) у некоторых видов ликвидамбара и алтингии. Американский ликвидамбар смолоносный (Liquidambar styraciflua, табл. 35) достигает в высоту 45 м, а уже упомянутая нами расамала, так же как и описанная в 1965 г. вьетнамским ботаником Тхай Ван Трунгом алтиния Тахтаджяна (Altingia takhtajanii, Северо-Западный Вьетнам), еще выше — до 50 и даже до 60 м. Эти два вида алтингии являются подлинными исполинами тропического леса.
Листья гамамелисовых вечнозеленые или опадающие, большей частью очередные, редко супротивные, простые (цельные или лопастные), перистонервные или реже пальчатонервные, снабженные прилистниками, иногда довольно крупными.
Проводящая система стебля гамамелисовых устроена относительно примитивно. Членики сосудов длинные и узкие, с очень косыми конечными стенками, имеют лестничную перфорацию, причем число перекладин в перфорационной пластинке иногда довольно большое, например, у остреарии (Ostrearia), по данным Н. Т. Скворцовой (1975), от 50 до 100, а иногда достигает 130 и даже 160. Поровость боковых стенок сосудов также примитивная — от лестничной до супротивной, реже очередная. Достаточно примитивны также другие элементы древесины: лучи гетероцеллюлярные и иногда с длинными окончаниями, а волокнистые элементы с крупными, явственно окаймленными порами.
Цветки, средних размеров или мелкие (рис. 115), собраны в бокоцветные соцветия (кисти, колосья или головки, простые или сложные) либо, реже, например у дистилиума (Distylium) и матудеи (Matudaea), в верхоцветные метельчатые соцветия, но оба эти основных типа могут быть внешне сходными, особенно когда соцветие редуцировано до малоцветковой кистевидной структуры. По П. К. Эндрессу (1977), основным типом соцветия гамамелисовых является колос или система нескольких колосьев.
За редкими исключениями цветки гамамелисовых актиноморфные. Они обоеполые, полигамные или однополые. Околоцветник у них обычно 4—5-членный, большей частью двойной или реже цветки безлепестные. У родов дистилиум, дистилиопсис (Distyliopsis) и чуния (Chunia) цветки голые, т.е. лишены околоцветника. Члены околоцветника свободные либо более или менее сросшиеся в трубку, которая, в свою очередь, частично или полностью прирастает к завязи.
Тычинки с более или менее ясно выраженным надсвязником, что, как мы знаем из вводной главы настоящего тома, является признаком примитивности. У большинства родов в цветке 4 или 5 тычинок, но у некоторых родов число тычинок увеличено и у фотергиллы, например, достигает 32. Как показал швейцарский ботаник Н. К. Эндресс (1976), многотычинковость (полиандрия) гамамелисовых — явление вторичное, оно произошло в результате увеличения числа тычинок у основного для семейства 4—5-тычиночного андроцея.
Пыльцевые зерна гамамелисовых довольно разнообразны. Чаще всего они трехбороздные (очень редко трехбороздно-поровые), руговые или многопоровые.
Число плодолистиков более постоянно, чем число тычинок, и обычно равно двум. Однако нередко можно найти цветки с тремя плодолистиками или, напротив, только с одним плодолистиком. У эксбукландии (Exbucklandia) индийские ботаники У. Каул и Р. Н. Капил (1974) находили от одного до пяти плодолистиков, но преобладает двуплодолистиковый гинецей. Увеличение числа плодолистиков носит скорее всего атавистический характер и свидетельствует о том, что гинецей у ближайших предков гамамелисовых был многоплодолистиковый. Гинецей синкарпный, реже паракарпный, со свободными шиловидными столбиками, с рыльцем, более или менее низбегающим вдоль их внутренней стороны (примитивный признак). Завязь полунижняя или почти нижняя, редко почти верхняя. В каждом гнезде завязи чаще по одному висячему семязачатку, реже семязачатков 6 или даже много.
Одни гамамелисовые опыляются насекомыми или иногда птицами, другие — ветром, а некоторые занимают в этом отношении промежуточное положение и опыляются при посредстве насекомых и ветра. У некоторых гамамелисовых имеются нектарники, иногда выделяющие обильный нектар. Они развиваются на разных частях цветка.
Плод гамамелисовых — коробочка, околоплодник которой отличается кожистым внешним и большей частью твердым роговым внутренним слоем (рис. 115). Семена с большим прямым зародышем и тонким мясистым эндоспермом, иногда крылатые.
Несмотря на относительно небольшое число видов, гамамелисовые отличаются большим разнообразием как в строении вегетативных органов, так и в морфологии цветка, соцветия, плода, семени и пыльцы. Различны также основные числа хромосом. Поэтому семейство гамамелисовых подразделяется на несколько (обычно пять) подсемейств, которые нередко рассматриваются даже как самостоятельные семейства. Автором этих строк семейство гамамелисовых разделяется на шесть подсемейств: дисантовые (Disanthoideae), гамамелисовые (Hamamelidoideae), родолеевые (Rhodoleioideae), эксбукландиевые (Exbucklandioideae), чуниевые (Chunioideae) и ликвидамбаровые (Liquidambaroideae).
Единственным представителем подсемейства дисантовых является монотипный восточно-азиатский род дисантус (Disanthus) с одним видом — дисантусом багрянниколистным (D. cercidifolius), произрастающим в лесах Центрального Китая и Японии. Это листопадный кустарник с цельными, цельнокрайними, у основания сердцевидными листьями, имеющими своеобразный тип жилкования (пальчатопетлевидный в базальной части и перистопетлевидный в верхней). Устьица парацитные. Обоеполые 5-членные цветки с хорошо развитым двойным околоцветником расположены попарно и «спиной к спине» на коротких боковых побегах. Характерны длинные, шиловидные, распростертые, пурпурно-красные лепестки, у основания которых выделяется нектар. Тычинки с широкими нитями (примитивный признак). Цветки с неприятным запахом, характерным для растений, опыляемых мухами. Завязь верхняя, в каждом гнезде завязи имеется до 6 семязачатков. Оба эти признака указывают на сравнительную примитивность дисантуса. Относительно примитивны также пыльцевые зерна: они трехбороздные, с сетчатой поверхностью и обнаруживают определенное сходство с пыльцой троходендрона и тетрацентрона. В 1977 г. швейцарским ботаникам П. Гольдблатту и П. К. Эндрессу удалось выяснить, что у дисантуса, в отличие от остальных гамамелисовых, гаплоидное число хромосом равно 8. Дисантус оказался единственным диплоидом в полиплоидном семействе гамамелисовых, что еще больше подчеркивает его относительную примитивность. В подклассе гамамелидид число хромосом, равное 8, встречается еще только у казуарины и некоторых представителей семейства березовых (граб, хмелеграб и остриопсис). Однако наряду с отдельными, бесспорно примитивными, признаками дисантус характеризуется достаточно большим числом признаков специализации. Поэтому его нельзя считать исходной, предковой формой в эволюции гамамелисовых. Это скорее слепая боковая, ветвь, отходящая непосредственно от основания главного ствола родословного древа гамамелисовых.
В подсемейство гамамелисовых входит большинство родов и видов семейства, и оно имеет самое широкое распространение. Обоеполые и однополые цветки образуют довольно разнообразные соцветия. Одним из важных характерных признаков этого подсемейства является редуцированное число семязачатков: в каждом гнезде завязи обычно только по одному семязачатку и лишь редко их число доходит до трех. В отличие от дисантовых гаплоидное число хромосом равно 12, иногда 24, а в некоторых случаях даже 36. Устьица разного типа — парацитные, энциклоцитные или аномоцитные (Н. Т. Скворцова, 1960, 1975).
Одним из наиболее известных представителей подсемейства, как и всего семейства гамамелисовых, является род гамамелис (Hamamelis). Это небольшой род, насчитывающий не более 6 видов. Интересно географическое распространение рода. Одни виды этого рода встречаются в Восточной Азии (в Центральном Китае и Японии), другие — в восточной части Северной Америки от Квебека до Джорджии (на западе — до Небраски). Это один из многих общих родов между Восточной Азией и восточными районами Северной Америки.
Гамамелисы — листопадные кустарники или небольшие деревца, цветущие зимой или ранней весной, реже поздней осенью (гамамелис вирджинский — Н. virginiana, рис. 115). Листья гамамелисов цельные, городчато-зубчатые, с более или менее косым, асимметричным основанием и перистым жилкованием. Цветки в пазушных малоцветковых пучках, обоеполые или полигамные, четырехчленные (рис. 115), с линейными лепестками желтого, оранжевого или красноватого цвета. Цветки опыляются мухами, которых привлекает их специфический запах. Мухи извлекают нектар из четырех чешуевидных стаминодиев, чередующихся с тычинками. Опыление мухами связано, как и у дисантуса, с цветением в холодный сезон года, когда эти насекомые являются наиболее эффективными опылителями. Другой не менее интересный представитель подсемейства — род корилопсис (Corylopsis). По современным данным он насчитывает всего 7 видов (считалось, что их больше). Виды корилопсиса распространены от Восточных Гималаев до Манипура (Индия), в континентальном Китае, на острове Тайвань, в ЮжнойКорее и Японии.
Корилопсисы — кустарники или редко небольшие деревца с опадающими, цельными, зубчатыми, перистонервными листьями. Цветение происходит весной, еще до распускания листьев. Цветки обычно в висячих сережковидных кистях (рис. 116), обоеполые, пятичленные, с желтыми ноготковыми лепестками и хорошо развитыми нектарниками. Запах у них не сильный, но очень приятный. Опыляются различными насекомыми, чаще всего пчелами.
В эволюционном отношении род корилопсис представляет определенный интерес. Хотя они обладает рядом относительно примитивных признаков, включая хорошо развитый венчик, в то же время некоторыми особенностями, в том числе висячими ссрежковидными соцветиями, напоминает отдельных представителей более подвинутого семейства березовых: самоназвание «корилопсис» указывает на сходство с лещиной (Corylus).
В подсемействе гамамелисовых имеются также другие энтомофильные роды, в том числе мадагаскарско-коморский род дикорифе (Dicoryphe, около 15 видов), монотипный квинслендский род остреария, монотипный китайский род лоропеталум (Loropetalum), монотипный западногималайский род парротиопсис (Parrotiopsis, рис. 116) и др.
Парротиопсис Жакмона (P. jacquemontiana) произрастает в долине Дарим в Нуристане (Северо-Восточный Афганистан), в Северном Пакистане и в Кашмире (Северо-Западная Индия). Он представляет собой небольшое листопадное деревце, высотой до 7 м. Его цельные перистонервные листья напоминают листья некоторых видов ольхи (рис. 116), особенно ольхи железистой. Обоеполые и безлепестные цветки парротиопсиса собраны в желтые многоцветковые головчатые соцветия, окруженные крупными белыми прицветниками. В каждом цветке около 15 тычинок. Такое соцветие имитирует цветок, а крупные прицветники выполняют роль лепестков. Опыление производится насекомыми.
Близко к парротиопсису стоит род фотергилла, состоящий всего из 2 видов, распространенных в юго-восточных районах Северной Америки. Это листопадные кустарники с цельными, перистонервными листьями, распускающимися после цветения. Обоеполые, безлепестные, белые, душистые цветки фотергиллы собраны в верхушечные головчатые или колосовидные соцветия, которые, в отличие от парротиопсиса, не бывают окружены прицветниками (они рано опадают). В каждом цветке около 24 тычинок с белыми, кверху утолщенными нитями и желтыми пыльниками. Цветки фотергиллы лишены нектара, и опылители (пчелы и шмели) питаются обильной пыльцой, производимой многочисленными тычинками.
От энтомофильных представителей подсемейства имеются переходы к анемофильным родам. Хорошим примером такой промежуточной формы является родственный парротиопсису и фотергилле монотипный род парротия (Parrotia). Парротия персидская (P. persica, рис. 115) распространена главным образом на юго-западном м южном побережье Каспийского моря. На востоке она доходит до окрестностей Гюлистана в провинции Горган. Долгое время парротия считалась эндемичным родом Гирканской флористической провинции, но недавно азербайджанский ботаник И. С. Сафаров обнаружил небольшое насаждение парротии (площадью 1 га) в восточной части Алазанской долины, в 15—20 км юго-западнее города Куткашен (Азербайджан). Парротия является одной из лесообразующих пород гирканского леса. Она растет на желтоземах от приморской низменности до высоты 500—600 м, а отдельными группами; поднимается по ущельям до высоты 700—800 м, выше встречаются только отдельные деревья, растущие изредка на высоте 1200 и даже 1400 м. Парротия образует или чистые насаждения, или смешанные леса с дубом каштанолистным, грабом, дзельквой. и другими породами.
Парротия персидская — листопадное дерево, достигающее иногда 25 м и более при диаметре ствола до 90 см. Она отличается очень красивой и исключительно твердой древесиной, из-за чего ее часто называют железным деревом. Листья довольно сходны с листьями гамамелиса и также характеризуются асимметричным основанием. Устьица парацитные и аномоцитные. Очень своеобразна форма роста парротии: она обычно образует несколько ветвящихся стволов, которые при соприкосновении срастаются между собой, а иногда также со стволами соседних деревьев. В результате образуются своеобразные и почти непроходимые заросли часто очень причудливой структуры. Как писали в 1936 г. Н. Б. Генкин и А. А. Яценко-Хмелевский, такого типа форма роста особенно характерна для древостоев, расположенных на низких высотах, где чрезвычайно обильны лианы, которые способствуют скреплению ветвей друг с другом. На высоте 300 м над уровнем моря и выше деревья, как правило, имеют обычный рост, стройный ствол и хорошо развитую крону.
Цветение парротии, происходящее перед распусканием листьев, начинается в январе и закапчивается в апреле. Цветки собраны в небольшие густые пазушные головки или пучки, обернутые несколькими крупными перепончатыми темно-коричневыми прицветниками (рис. 115). Они полигамные (обоеполые и мужские), с 5—7 довольно крупными кожистыми чашелистиками и 5—7 супротивными им тычинками. Тычинки с длинными нитями и пыльниками, ярко окрашенными в красные и фиолетовые тона. Как и некоторые другие представители подсемейства, например род сикопсис (Sycopsis, около 7 видов, растущих от Гималаев и Китая до Новой Гвинеи), парротия находится еще на полпути от энтомофилии к анемофилии и к разделению полов. По мнению П. К. Эндресса (1977), у парротии и синопсиса, а также у азиатского рода дистилиум и монотипного мексиканского рода матудеи цветки опыляются как ветром, так и насекомыми. По данным И. С. Сафарова (1962), опыление парротии происходит главным образом при помощи ветра. Интересно также распространение семян у парротии. По наблюдениям И. С. Сафарова, при раскрывании коробочек, особенно в сухую погоду, семена выбрасываются на значительное расстояние и около 10% всего урожая рассеивается на расстояние до 10 м от окружности кроны данного дерева, а 75% семян выбрасывается еще дальше.
В подсемейство родолеевых входит один олиготипный (а по мнению некоторых ботаников, монотипный) род родолея (Rhodoleia, табл. 36), распространенный высоко в горах от Верхней Бирмы и Южного Китая до Малаккского полуострова и Суматры. Родолея — вечнозеленое дерево высотой до 25 м. Внешне она похожа скорее на некоторые виды рододендрона, чем на остальных представителей гамамелисовых. Листья кожистые цельные, цельнокрайние, с перистопетлевидным жилкованием. Устьица энциклоцитные (Н. Т. Скворцова, 1960, 1975). Долгое время считалось, что, в отличие от всех остальных гамамелисовых, листья родолеи лишены прилистников. Но в 1978 г. появилась статья П. К. Эндресса, в которой он показал, что у родолеи имеются довольно крупные и хорошо развитые прилистники. Однако они развиваются только у немногих листьев родолеи, занимающих промежуточное положение между почечными чешуями и остальными листьями побега. Вскоре после раскрывания почек эти переходные листья, так же как и почечные чешуи, опадают, поэтому наличие прилистников у родолеи долгое время оставалось незамеченным. Листья родолеи заметно скучены по направлению к верхушкам побегов, что напоминает расположение листьев у рода дафнифиллум. Несколько сходно у них также жилкование листьев.
Очень своеобразно строение соцветия родолеи. Обоеполые цветки с 5 очень мелкими сросшимися чашелистиками и 7 —11 (чаще всего 10) длинными тычинками собраны по 5—10 в пазушные, висячие или загнутые, густые головчатые соцветия, окруженные черепитчато расположенными прицветниками. Лепестки красные, от лопатчатых до обратно-яйцевидных, ноготковые (табл. 36). Они полностью формируются (в числе 4) только у цветков, расположенных на периферии соцветия, внутренние цветки соцветия безлепестные или с рудиментарными лепестками. Благодаря этому соцветия родолеи, подобно соцветиям сложноцветных (например, василька) внешне очень похожи на отдельные цветки. Это один из наиболее интересных случаев биологической конвергенции. Родолею можно рассматривать в этом смысле как «сложноцветное» среди гамамелисовых.
Очень интересны пыльцевые зерна родолеи. Как показали исследования китайского ботаника Чжан Цзиньтаня (1964), пыльца родолеи отличается от пыльцы всех остальных представителей семейства тем, что в центре каждой из трех борозд имеется слабо заметная ора. Это значит, что пыльцевые зерна родолеи находятся как бы на полпути от трехбороздных к трехбороздно-оровым, что вместе со строением соцветия указывает на значительную подвинутость данного вида.
Завязь родолеи полунижияя, обычно двугнездная, реже неполностью двугнездная или даже одногнездная, с многочисленными семязачатками в каждом гнезде. Большим числом семязачатков подсемейство родолеевых резко отличается от подсемейства гамамелисовых. Однако оно сходно с этим подсемейством по гаплоидному числу хромосом, равному 12.
Одной из наиболее интересных особенностей родолеи является биология ее опыления. Как показали специальные наблюдения, ярко окрашенные красные соцветия родолеи привлекают птиц, главным образом нектарниц и белоглазок, которые находят в них нектар, обильно выделяемый маленькими нектарными железками, расположенными вокруг оснований тычиночных нитей. Наблюдалось также посещение соцветий шмелями.
В подсемейство эксбукландиевых входит один род эксбукландия, который, по мнению одних ботаников, монотипный, а по мнению других, состоит из 2 близких видов. Первая точка зрения в настоящее время представляется более правильной. Ареал эксбукландии тополевой (Exbucklandia populnea) простирается от Восточных Гималаев и гор Кхаси в Северо-Восточной Индии до Южного Китая, Вьетнама, Малаккского полуострова, Явы, и Суматры. Вечнозеленое дерево высотой от 15 до 33 м. Листья крупные, широкояйцевидные, цельные или на молодых побегах 3—5-лопастные, с пальчатым жилкованием, снабжены двумя большими, кожистыми, опадающими прилистниками. Молодые прилистники прикрывают с двух сторон и тем самым защищают пазушную почку (очень интересное сходство с аналогичным приспособлением у тюльпанного дерева из семейства магнолиевых). По данным Н. Т. Скворцовой (1960, 1975), устьица обычно энциклоцитные, реже парацитные. Полигамно-однодомные цветки эксбукландии собраны по 7—20 в обоеполые или женские головчатые соцветия. Лепестков в обоеполых цветках 2—7, линейных или линейно-лопатчатых. В женских цветках 4 рудиментарных лепестка или они отсутствуют. Тычинок 10— 15 (в женских цветках тычинки отсутствуют). Завязь полунижияя, с 6 (редко до 8) семязачатками в каждом гнезде. Семена плоские крылатые. У эксбукландии в гаплоидном наборе 32 хромосомы, т. е. в 4 раза больше, чем у дисантуса. Следовательно, основное хромосомное число у них одинаковое.
Опыление эксбукландии производится насекомыми, хотя не исключено и участие ветра.
Подсемейство чуниевых состоит из одного чрезвычайно своеобразного рода чуния, эндемичного для острова Хайнань. Это вечнозеленое дерево высотой до 20 м, с кожистыми, цельными или более или менее трехлопастными, пальчатонервными листьями. Листья снабжены двумя крупными опадающими прилистниками, защищающими, как и у эксбукландии, молодую почку. По внешнему виду чуния очень похожа на эксбукландшо, но отличается от нее но целому ряду признаков, особенно по строению соцветий и цветков. Молодое, нераскрывшееся соцветие заключено в покрывало из 2 листиков, впоследствии опадающих. Соцветие обычно состоит из нескольких колосьев, редко только из одного. Колосья развиваются в определенной последовательности. При цветении ножка самого нижнего колоса быстро удлиняется. Цветки расположены тесно в спиральном порядке и погружены в относительно короткую, верхнюю, расширенную и мясистую часть колоса, которая скорее напоминает початок, чем типичный колос. На верхушке колос заканчивается одиночным терминальным цветком, который развивается позднее боковых. Каждый цветок состоит из 8 тычинок, расположенных по краю подушечковидного ободка. Завязь нижняя, с почти сидячими рыльцами и 6 семязачатками в каждом гнезде. Рыльца, как и тычинки, опадающие.
Пыльцевые зерна чунии очень своеобразны — они большей частью трехбороздные, но иногда с 6 укороченными бороздками (ругами), а изредка даже многопоровые. В последнем случае поры продолговатые, по Чжан Цзиньтаню, несколько напоминающие поры пыльцевых зерен ликвидамбара восточного. Таким образом, у одного и того же вида — чунии букландиевидной (Chunia bucklandioides) — мы встречаем несколько типов пыльцевых зерен, характерных для разных групп гамамелисовых.
В подсемействе ликвидамбаровых 2 близких рода — ликвидамбар и алтингия. Первый род включает 5 видов, распространенных на юго-западе Малой Азии, на островах Кипр и Родос (ликвидамбар восточный — Liquidambar orienialis), в континентальном Китае, Вьетнаме, на острове Тайвань, в приатлантических районах Северной Америки, в Северо-Восточной Мексике и в Центральной Америке от Южной Мексики до Коста-Рики. Род алтингия несколько больше (около 8 видов) и распространен от Бутана и Ассама через юг Китая и Вьетнам до Малаккского полуострова, Явы и Суматры.

Ликвидамбаровые — деревья, иногда очень высокие (некоторые виды алтингии), вечнозеленые (алтингия) или листопадные (ликвидамбар), с цельными перистонервными или 3— 7-лопастными и пальчатонервными листьями. В отличие от остальных гамамелисовых ликвидамбаровые характеризуются наличием смоляных каналов в сердцевине стебля, откуда они проходят также в корни и в жилки листьев. Цветки у обоих родов однополые и однодомные и собраны в однополые густые шаровидные головки. Мужские цветки лишены околоцветника, а у женских цветков он представлен очень маленькими лопастями или чешуйками. Пыльцевые зерна многопоровые, с 12—20 порами. Завязь полунижняя или нижняя, с многочисленными семязачатками в каждом гнезде. В гаплоидном наборе 16 хромосом, т. е. основное число (8) здесь такое же, как у эксбукландии и дисантуса (число хромосом чунии, к сожалению, неизвестно).
Гамамелисовые играют немаловажную роль в жизни человека. Многие из них представляют высокую эстетическую ценность и давно вошли в золотой фонд декоративного садоводства. Наиболее известны дисантус, гамамелис, корилопсис, монотипный китайский род форчунеария (Fortunearia), парротия, парротиопсис, фотергилла, сикопсис, дистилиум и ликвидамбар. Листопадные гамамелисовые особенно красивы осенью, когда их листва ярко окрашивается в разные цвета. Очень популярен относительно морозостойкий гамамелис вирджинский, цветущий после листопада. Из крупных деревьев очень декоративен американский ликвидамбар смолоносный — красивое пирамидальное дерево очень симметричной формы, с блестящими листьями, похожими на листья клена, которые осенью приобретают яркую розовую окраску. В тропиках иногда возделывают родолеи как красивые парковые растения и для посадок вдоль дорог.
Эксбукландия и виды алтингии, а также парротия и некоторые другие гамамелисовые доставляют ценную древесину. Твердую и тяжелую древесину ликвидамбара смолоносного используют для самых разных целей, особенно для производства мебели и внутренний отделки домов. Из древесины ликвидамбара формозского (L. formosana) изготовляют специальные ящики для хранения высших сортов чая, а в Южном Китае листья этого вида используют как пищу для шелковичных червей. Очень ценную древесину дают виды алтингии. В Индии алтингию, а иногда также дистилиум и эксбукландию разводят для облесения.
Некоторые гамамелисовые имеют медицинское значение. Наиболее известен особый тип бальзама, называемый стираксом, выделяемый ликвидамбаром (особенно обильно ликвидамбаром восточным) при поражении его коры. Этот бальзам представляет собой густую непрозрачную жидкость с приятным запахом (особенно после некоторой выдержки), содержащую смоляные спирты, эфиры, коричную кислоту и стирол. Он применяется как антисептик для ингаляций и для лечения некоторых заболеваний кожи, а также в парфюмерии и в мыловарении. Кроме того, еще ацтеки использовали бальзам для ароматизации табака, что на юге США и в Мексике продолжают делать и в наши дни. Бальзам добывают также из алтингии высокой на Яве. Для медицинских целей применяют также листья и кору гамамелиса вирджинского.
На западе Явы местное население использует молодые побеги алтингии в качестве овощей.
 Форум

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz